Конкурс «Ясненского вестника» к Дню Победы: помню, будто это было вчера

Воспоминаниями о своем военном детстве делится первостроитель города Клавдия Ивановна Киреичева.

Никто никуда не поедет

Родом я из Воронежа, из села Петровское Панинского района. Незадолго до войны моего отца Ивана Васильевича, председателя колхоза, перевели в районный центр директором двух нефтебаз. Когда немцы подходили к Воронежу, мы хотели эвакуироваться. Но дед Василий Осипович как отрезал: «Никто никуда не поедет». Удивительный он был человек – самый сильный в округе, месяца не дожил до ста лет.

Первое время войны мы не ощущали, хотя голос Левитана до сих пор в ушах стоит: «Говорит Москва. Сообщения с фронтов…» Но ближе в лету 1942 года мы узнали, что наши войска сдали Воронеж, правый берег. А левый немцу так и не удалось занять, наши стояли насмерть – там находилась крупная железнодорожная станция, через которую шли эшелоны в сторону Сталинграда.

Все это уже много позже я узнала из книги об обороне Воронежа. Как и то, что 25 января 1943 года наши войска, зайдя со стороны Ботанического сада и Шиловского леса (кстати, дубы из этого леса шли на постройку флота Петра I) освободили город.

Особо важное задание

Но это было потом. А сначала, как только стало известно, что немцы захватили правый берег, в наше Панино, от которого до Воронежа было по прямой километров сорок, а в объезд – шестьдесят, пригнали «катюши». Все жители вышли на рытье полуторакилометрового танкового рва высотой с человеческий рост. Другую часть села, где располагались огороды, заминировали. Поставили вешки и строго предупредили нас, детей, дальше не ходить.

У всех детей, как и у нас с братом Семеном, было важное задание – каждый день носить воду в плодопитомник, где стояли «катюши» (они регулярно выезжали под Воронеж обстреливать немецкие позиции). Родители будили в пять утра: «Идите быстрее, пока «рама» (самолет-разведчик) не летает». Военные нам давали кусочек хлеба с тушенкой – вкуснота обалденная и кусочек колотого сахара – редкость, тогда его не было совсем. Ходили мы и на прополку в питомник, убирали картошку в полях.

Сколько раз нас бомбили, но не попали ни разу ни в элеватор, ни в одну из нефтебаз. Только дом один разбомбили – вместе с людьми. Нога вот у меня всю жизнь хромая. Так это память войны. Во время обстрела из самолета пуля, видать, кость и коленную чашечку повредила. Перевязали тогда, стало уже заживать, а потом внезапно я слегла. Когда освободили Воронеж, сделали операцию, но чашечку восстанавливать было уже поздно. Инвалидность не оформляла – стыдно было.

Наши все выжили

Когда заняли Воронеж, трижды в день к нам прилетал «кукурузник», привозил раненых. Каждый раз бегали его встречать – пропустить такое событие не могли. Мама Мария Даниловна, пока не рассвело, готовила еду для раненых. Вытащит из печки чугунки и дает нам задание, как только раненые начнут просыпаться, накормить их. Сама она трудилась на двух работах в конторе, да еще потом на свеклопункт шла – у нас сахарная зона была. За ранеными приходила следить медсестра, почти все они были тяжелые, не ходячие. И молоденькие совсем… Но наши выжили все и ушли на своих ногах.

Мы особо не голодали – у нас, да как и у всех в селе, были коровы, овцы, гуси, огород. До 1943-го хлеб был нормальный, а потом, правда, пекли уже из свеклы – проквашивали ее, добавляли молотые семена – тоже от свеклы. Хлеб был кисло-сладкий темнобурого цвета. Парили свеклу в чугунках. Голод сильный был только в 1946 году из-за неурожая – сильный град все побил. Ходили опухшие. Собирали грибы свинухи.

Даже в 1948-м большинство из нас ходили босиком. Зимой брат приходил из школы, и шла учиться уже я в его обуви и телогрейке. Из брезента шили тапочки, а из покрышек от студебекеров (на них как раз и базировались «катюши») – лили калоши. Вот на фотографии видно, что ребята все босиком. Кстати, одного только одноклассника по имени забыла, а остальных хорошо помню.

Три года во время войны мы не учились – обе школы и все дома были заняты ранеными. А потом, в 1945-м, все вместе пошли во второй класс, хотя тогда мне уже было десять. На фото я сижу по левую руку от нашей учительницы Марфы Семеновны.

Без дела и сейчас не сижу

После школы закончила строительный техникум. Во время войны Воронеж разбомбили почти полностью. Так что четыре дня мы учились, а два дня восстанавливали город – это была хорошая строительная практика. Работала потом в Челябинской области, в поселке Первомайский, на строительстве цементного завода и других объектов.

В декабре 1966 года приехала в Ясный. Трудилась в СУ-2 начальником участка, позже – начальником ПТО на строительстве жилья и практически всех соцобъектов в городе. Без перерыва отработала больше пятидесяти лет. Да и сейчас стараюсь без дела не сидеть – огород уже ждет меня.

Странно, но воспоминания о военном времени с годами становятся все более четкими, как будто это было вчера.